Рыба против сетей

Поставщики рыбы обвиняют крупные торговые сети, в первую очередь иностранные, в нарушении закона «О торговле» — фактически в вымогательстве — и грозят завалить суды исками. Объем претензий может составить 10 млрд руб. и даже больше, особенно если к кампании присоединятся поставщики других продуктов. Главным же пострадавшим в результате может оказаться потребитель: в зависимости от того, какие решения примут суды, оскудеет ассортимент или вырастут цены.

«Складывается впечатление, что государство живет в атмосфере осажденной крепости,— рассказывает один из собеседников „Денег“, хорошо знакомый с ситуацией, сложившейся после принятия закона „О торговле“.— Есть крестовый поход против торговых сетей, в рамках которого можно никого не слушать. У чиновников кругом враги: российские эксперты в понимании ФАС — это агенты сетей, а иностранные — если не шпионы, то просто чужие. Типа Россия — не Америка, конец дискуссии».

Спорный закон «О торговле» и правда принимался в спешке, без достаточных исследований и консультаций с экспертами. Апофеозом «широкого общественного обсуждения» стал блицвизит Владимира Путина в один из московских «Перекрестков» летом 2009 года, в разгар кризиса. Сравнив ценник колбасы на прилавке с отпускной ценой производителя, премьер пришел к выводу, что наценка в 50-70% недопустима, после чего развернулся и уехал в Белый дом.

Однако спустя пять лет закон не только не сбил цены, но, кажется, их увеличил. То, что экономически крестовый поход против сетей оказался неудачным, отчасти признавали и в правительстве. Но поправки в него будут вноситься до тех пор, пока он будет сохранять политическую и коррупционную ценность.

ЛОВЛЯ НА ЖИВЦА

В начале июня газета «Известия» писала, что сразу несколько крупных поставщиков рыбы (ООО «СК „Торговля“» и другие) подали иски в Арбитражный суд города Москвы против компании Metro Cash & Carry на общую сумму 211 млн руб. Об этом изданию сообщил исполнительный директор Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка Алексей Аронов. Однако на 17 июня в базе данных арбитражного суда подобных исков зарегистрировано не было. «Деньгам» Алексей Аронов сообщил, что иски еще только готовятся.

По его словам, поставщики рыбы обвиняют ритейлера в том, что он создал дискриминационные условия и принудил их к заключению договоров возмездного оказания рекламных услуг, которых поставщики так и не дождались. Напомним, главное ноу-хау закона «О торговле» состояло в ограничении бонусов («платы за вход», ретробонусов, скидок во время промоакций, доплат за кражу, за расширение ассортимента, штрафных санкций и т. д.), которые поставщики выплачивают крупным сетям. Сохранились только ретробонусы в размере 10% цены приобретения товара, а также упомянутые маркетинговые договоры, не ограниченные ничем. Однако ритейлеры уже пять лет с легкостью уживаются с этими положениями закона, заставляя поставщиков снижать цену, увеличивая бонусы на непродовольственные товары (их закон не касается) и стоимость рекламных контрактов.

«В рамках этого закона нам живется более или менее комфортно,— говорит гендиректор сети супермаркетов „Азбука вкуса“ Владимир Садовин.— Да, юридически теперь это (бонусы.— „Деньги“) по-другому оформляется, но суть отношений с поставщиками не изменилась. Закон не заставит нас делать то, что нам невыгодно».

В 2010 году рыбные компании, воспользовавшись новым законом, подали жалобу в ФАС, та в 2011 году провела в Metro проверку, признала правоту поставщиков и выписала сети штраф на 126 млн руб. С тех пор компания с переменным успехом пытается оспорить решение ФАС.

По мнению Алексея Аронова, этот успех придал уверенности поставщикам, и иски могут подать еще 60 компаний на общую сумму 10 млрд руб. (5% оборота Metro в России в 2012 году). «Мы хотим создать прецедент и отсудить деньги за несуществующую рекламу (и избавиться таким образом от скрытых бонусов.— „Деньги“),— говорит он.— Дело выходит не только за рамки нашей ассоциации, в которой только около 20 компаний, но и за пределы рыбного рынка в целом».

По словам Аронова, скоро к ним могут присоединиться другие поставщики Metro (в частности, мяса, хлеба и молока), а иски могут быть поданы и к другим иностранным сетям — Auchan, Spar, Billa. «Они используют сложные уникальные договоры, для администрирования которых требуется целый штат юристов и бухгалтеров, что обанкротило уже не одного мелкого поставщика,— говорит он.— В этом плане российские сети идут нам навстречу, заключая типовые договоры».

И все же в конфликте участвуют далеко не все поставщики Metro. «То, что происходит с Metro — это частный случай,— считает Владимир Садовин.— Это нарушение каких-то внутренних договоренностей, которое они таким образом пытаются исправить. Делать из этого прецедент я бы не стал. У нас до ФАС не дошло ни одного разногласия». По словам первого проректора НИУ ВШЭ Вадима Радаева, последние опросы ритейлеров и поставщиков четко показывают, что ни тем ни другим закон жизнь не улучшил, а, скорее наоборот, добавил проблем.

Один из участников рынка высказал «Деньгам» версию, что, возможно, рыбная ассоциация таким образом мстит Metro за то, что та поддерживала ФАС в борьбе с рыбными картелями. «Это уже не 100-процентный бизнес — более широкая разборка»,— говорит он.

Сам Аронов эту связь отрицает. «Многие компании, подающие иск, с этой историей никак не связаны,— говорит он.— ФАС до сих пор находит у нас эти картели везде, причем никакие доводы не принимаются. Недавно прошел суд по пангасиусу (семейство рыб.— „Деньги“) — одно заседание перенесли, а другое длилось пять минут с обвинительным заключением».

По данным старшего научного сотрудника РАНХиГС, антимонопольного эксперта Вадима Новикова, с момента принятия закона по май 2014 года через суды прошло 91 дело, связанное с нарушением ритейлерами и поставщиками антимонопольных положений закона «О торговле». Из них 75 дел по статье 13 (навязывание бонусов и дискриминация), четыре дела по статье 14 (превышение рыночной доли сети в 25%) и 12 — по статье 15 (антимонопольные требования к органам власти). Причем Metro здесь вовсе не рекордсмен. Чаще других судилось ЗАО «Тандер» (магазины «Магнит») — девять дел, все выиграны компанией; на счету ООО «Ашан» — четыре дела, выиграно одно; ООО «Лента» отметилось тремя — все выиграны. В целом же более чем в половине случаев суд вставал на сторону ритейла и удовлетворял жалобу против ФАС.

Юристы и экономисты сомневаются, что подобные иски получат распространение за пределами разбирательств с ФАС, так как в итоге они ударят по самим поставщикам. «Эти аргументы (высказанные Алексеем Ароновым.— „Деньги“) скорее эмоциональные, чем рациональные,— считает Вадим Новиков.— Ни одна торговая сеть не обладает доминирующим положением и никогда не признавалась ФАС доминирующей. Нельзя злоупотреблять тем, чего нет. Если бы даже было доминирующее положение, злоупотребление им предполагало бы эксплуатацию, получение несправедливой выгоды. К этому последствию могут вести конкретные условия контрактов, но не сложность контракта как таковая. Конкретный спор касается не злоупотребления доминирующим положением, а дискриминации. Этот термин применяется к проведению таких различий в отношениях с контрагентами, которые не имеют „объективных и разумных оснований“. Но если сеть подписывает сложные договоры со всеми, эту практику нельзя считать дискриминационной».

По мнению Вадима Радаева, активность ФАС по отношению к Metro можно объяснить желанием ведомства расширить политическое влияние за счет борьбы с крупной и агрессивной сетью.

Участники рынка также не отрицают, что поставщиков в свое время активно поддерживал Минсельхоз. Замглавы ведомства, а теперь глава Росрыболовства Илья Шестаков энергично выступал в пользу закона «О торговле» и против бонусной практики продуктовых сетей. В секретариате Шестакова «Деньгам» сказали, что в истории с исками поставщиков рыбы против Metro видят интерес Росрыболовства лишь в поддержке отечественных производителей и создании адекватных условий для доступа на рынок.

По словам начальника управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Тимофея Нижегородцева, активная судебная практика способствует тому, чтобы сети вели более цивилизованный диалог с поставщиками. «Я думаю, что свою миссию закон выполняет: откровенные вымогательства уходят в прошлое,— пояснил он „Деньгам“.— О том, что продуктовые сети научились обходить ограничения закона „О торговле“ и что суть правоотношений между поставщиками и продавцами не изменилась, говорят люди, которые не совсем понимают специфику внедрения нового законодательства в России. Напомню, что до этого отраслевого законодательства не существовало вовсе, и его внедрение требует очень большого времени».

БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ

В книге «Кому принадлежит власть на потребительских рынках?» Вадим Радаев настаивает, что бонусы — это не прихоть сетей и не перераспределение маржи, а бизнес-необходимость. Например, «вход в сеть» (право заключить с сетью контракт) оплачивался поставщиками потому, что ритейлер не заинтересован работать с новыми продуктами, спрос на которые неизвестен. Именно поэтому, кстати, известным брендам вроде Coca-Cola бонусный счет чаще всего не выставляют. Разве что сами занесут, желая подвинуть Pepsi. Плату за любое изменение продуктовой линейки или, наоборот, за ее сохранение сети взимали потому, что поставщики всегда хотят, чтобы был представлен весь их ассортимент, тогда как хорошо продается только две-три позиции. Самый болезненный — ретробонус (проще говоря, оптовая скидка, размер которой определяется как процент от оборота), его вообще изначально предлагали поставщики, чтобы вытеснять более мелких конкурентов. Платили поставщики и за маркетинговые услуги, ведь место на полках ограничено, а желающих держать свой товар на видном месте — целая очередь.

Ритейлеры напирают на то, что без бонусов их бизнес будет малорентабельным. «По показателю EBITDA розница уступает производству где-то в четыре раза,— говорит Владимир Садовин.— И только с помощью объема (а объем достигается через маркетинг) мы можем выйти на более или менее сопоставимые показатели». Впрочем, в ФАС думают иначе. «Закон „О торговле“ в долгосрочной перспективе стимулирует торговые сети отказываться от бонусных практик в обмен на требование наименьшей цены, возвращая тем самым эластичность ценообразования на продукты питания в торговых сетях», — говорит Нижегородцев.

Кстати, в США, говорит Вадим Новиков, картина иная: никто не подозревает магазины в монополизме из-за бонусов — скорее, наоборот, поставщиков, которые зачастую крупнее тех, кому бонусы платят. У нас международные бренды тоже активно платят бонусы, особенно это касается бытовой техники. Магазины электроники вроде «М.Видео» в связи с развитием интернет-торговли давно работают как выставочные залы и без этих бонусов уже, возможно, разорились бы. Именно поэтому иностранные поставщики лоббировали снижение порога беспошлинного ввоза посылок из зарубежных интернет-магазинов (с €1000 в месяц до €150 за отправление). Вложенные в маркетинг деньги (в том числе через бонусы), по сути, обесценивались.

Не совсем понятно, о каком рыночном диктате продуктовых сетей говорят в ФАС, если их доля составляет не более 30%. Законом «О торговле» она ограничена на уровне 25%, а в перспективе, если лежащим в Госдуме поправкам будет дан ход, и вовсе 10%. У ФАС теперь есть полномочия, которые позволяют запрещать крупным сетям строить магазины или покупать помещения конкурентов, если этот показатель превышен.

«В России доля сетей — одна из самых низких в мире,— говорит основатель и владелец сети „Избенка“ Андрей Кривенко.— Для меня всегда было загадкой, почему мелкие производители пытаются лезть в крупные сети, а потом переживают, что не тянут сетевые контракты. Я думаю, что здесь играет чисто человеческий фактор. Например, амбиции директора по продажам, который пусть ниже себестоимости и в ущерб качеству, но все равно пытается побыстрее сбыть товар в крупные сети. Хотя любой здравомыслящий человек будет искать иные каналы сбыта, благо их у нас много. Не секрет, что с сетями до сих пор практикуются откаты, что тоже привлекает конкретных менеджеров».

По мнению Вадима Радаева, крупным ритейлерам важен объем поставок и их стабильность, которые мелкий и средний бизнес зачастую обеспечить не может. А в регионах, по словам Андрея Кривенко, сеть вроде «Магнита» и вовсе не заключает с местными фермерами сетевые контракты, а работает с ними по мелким закупочным договорам, как и «Избенка». «Нам, наоборот, тяжело работать с компаниями, у которых есть собственная торговая марка,— говорит он.— Они много тратят на маркетинг и пытаются нам все эти расходы включить в стоимость. Поэтому мы работаем напрямую с производством. Для нас они считают такую же себестоимость, что и для собственного отдела сбыта, после чего у нас получается цена, не включающая маркетинг как таковой. Если нас не устраивает качество, мы выбираем других производителей, вот и все».

Проблема доступа мелких производителей в крупные сети преувеличена, полагают и в ФАС. «У закона не было цели административным способом загнать малых поставщиков в крупные сети,— говорит Тимофей Нижегородцев.— Это не совсем их формат работы. У малых поставщиков выход в создании премиального продукта с дополнительными услугами, в создании локальных брендов. Приведу пример. Крупные торговые сети, приходя в регионы, вынуждены считаться с предпочтениями населения и добавлять в свой ассортимент местные раскрученные бренды на более выгодных условиях».

Однако справедливости ради стоит сказать, что остаются места, где сети все же вытесняют мелкую розницу. Например, американский Wallmart, который специализируется на ультрадешевых товарах, буквально уничтожает все магазины вокруг себя, за что не раз подпадал под ограничения Антимонопольной службы США. Также можно упомянуть Ульяновск — там десант X5 Retail Group привел к закрытию почти всех магазинов в центре города. Местная компания «Максима-Х» продала свои супермаркеты, якобы не выдержав конкуренции, хотя открывшиеся на их месте «Пятерочки плюс» сильно уступают по качеству и ассортименту товаров, что вызывает неудовольствие местных жителей. Но история эта, рассказывают источники «Денег», скорее связана с попыткой местного бизнеса избавиться от давления криминала, нежели с монополией X5. Если речь об этом, то Россия действительно не Америка.

По словам Вадима Новикова, если отменить все бонусы, сети будут заставлять поставщиков еще больше снижать закупочные цены, так что давление на них только увеличится. При этом вырастут цены и для потребителей. То же самое произошло с американскими военторгами, которым Министерство обороны США запретило взимать бонусы с поставщиков. В результате обороты упали, а цены выросли.

По теме ...

Метки текущей записи:

, ,
 
Статья прочитана 21177 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Тел.      +7 (495) 920-9978

Редакция   info@foodnewstime.ru

Реклама       inm_reklama@mail.ru